АФРИКА ЛОПЕС

Àfrica López

Меня зовут Африка и я — учитель специального воспитания, проработавшая с Алексом в 2007-2008, 2008-2009 и 2009-2010 учебных годах, когда он посещал уроки в обычной общеобразовательной школе.

За эти годы, надо сказать, траектория Алекса заметно изменилась.

Алекс был особым учеником, требовавшим специфического внимания и поддержки. Отличительными его чертами были трудность в установлении зрительного контакта, стереотипные повторяющиеся движения, чрезмерная и неконтролируемая двигательная деятельность, сложность в общении, но особенно бросалось в глаза отсутствие связи с миром.

Несмотря на такие характерные симптомы, процесс постановки диагноза Алексу был сложным и долгим. Как в семейном, так и в учебном кругу были заметны отличия Алекса и сложности, которые он испытывал для установления контакта с реальностью. Его семья бесчисленное число раз возила его по специальным центрам на собеседования с врачами, но никто не давал четкого диагноза, который бы сориентировал, как помочь их сыну. Когда, наконец, им это удалось и был поставлен диагноз Расстройства аутистического спектра (РАС), все те профессионалы, кто работал с Алексом, смогли наиболее взвешенно скоординировать свои усилия и помощь. Мне хотелось бы отметить те изменения, которые произошли в Алексе с того момента, как он начал принимать лекарства: он стал способен идти на контакт и его моторная активность снизилась, самоконтроль стал гораздо выше. Таким образом, он стал готов к учебе.

В школьной сфере, где я участвовала в его воспитании, все преподаватели, работавшие с Алексом, организовали процесс воспитания, основываясь прежде всего на умении ученика контактировать со своим окружением (с самим собой, с предметами и людьми). Это достигалось путем интенсивной работы с речью, вниманием, рутинным воспитанием и базовым функциональным учебным планом.

На организационном и методологическом уровне следует отметить, что было важно установить авторитетный ориентир для Алекса, чтобы придать ему уверенности. Такими авторитетными личностями стали для него на время учебы его классный руководитель и я как учитель специального воспитания.

Ежедневно мы посвящали время и отводили специальное место для ученика; речь шла о времени, когда Алекс мог свободно выражать свои эмоции и напряжение в произвольной манере.

Занятия были подчинены структурированному визуальному расписанию с целью помочь Алексу привыкнуть к ежедневной рутине: урок речевой подготовки, перемена, музыка и пр., чтобы у него развились чувства безопасности и доверия.

В течение этих курсов и с помощью всей проделанной на воспитательном уровне работы, вместе с поддержкой из остальных сфер общения, Алекс серьезно прогрессировал. Понемногу он мог контактировать со своим окружением, его речь стала более связной и становилась инструментом для выражения эмоций и простых пожеланий, он стал понимать базовые понятия учебного процесса, переданные в функциональной и жизненной манере.

В общих чертах таков путь Алекса, пока я его непосредственно наблюдала. Это был путь сомнений, изменений, усилий, постоянной отдачи, но всегда полный надежды и новых начинаний.

АФРИКА ЛОПЕС ЖУЛИА
учитель специального воспитания
18 января 2013 г.